Х О Д А Т А Й С Т В О в порядке ст. ст. 217-219 УПК РФ

Старшему следователю отдела по РП на ОТ ОП №8 СУ УМВД РФ по г. Ростову-на-Дону, майору юстиции Некрасовой Н.Н.

Адвоката Абгаряна С.А. в защиту интересов Кауновой Марины Васильевны, обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ст. 159 ч. 4 УК РФ

Х О Д А Т А Й С Т В О

в порядке ст. ст. 217-219 УПК РФ

У Вас в производстве находится уголовное дело №2011528567 в отношении Кауновой М.В., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ст. 159 ч. 4 УК РФ. По данному уголовному делу Вами объявлено об окончании предварительного следствия, а материалы уголовного дела были предоставлены  для ознакомления обвиняемой  и ее защитнику. Ознакомившись с материалами уголовного дела, оценив собранные по делу доказательства, прихожу к выводу о неполноте проведенного предварительного следствия в части доказывания обстоятельств, имеющих значение по делу, а также недостаточностью доказательств, подтверждающих вину Кауновой М.В.

Так, согласно постановлению о привлечении в качестве обвиняемого от 30.08.2012 года, «Каунова М.В., имея умысел на хищение чужого имущества в особо крупном размере путем обмана и злоупотребления доверием, 08.11.2010 года обратилась к Егоровой Л.В. с предложением продать за 5000000 рублей принадлежащий ее матери, Кауновой Е.И. салон красоты «Медея», заведомо зная, что указанный объект недвижимости продан ею по генеральной доверенности, выданной на имя Кауновой М.В. собственником Кауновой Е.И. 02.09.2010 года третьему лицу, то есть, обманув Егорову Л.В., сообщив последней заведомо ложные сведения относительно принадлежности названного объекта недвижимости. Егорова Л.В., доверяя Кауновой М.В., и не подозревая о ее преступном умысле, согласилась приобрести салон красоты «Медея»…в связи с чем передала 5000000 рублей в счет оплаты стоимости указанного объекта недвижимости». Следствие считает, что Каунова М.В. таким образом похитила денежные средства в сумме 5000000 рублей, принадлежащие Егоровой Л.В.

Изложенное обвинение считаю необоснованным, а уголовное дело подлежащим прекращению в силу следующего:

В рамках данного уголовного дела подлежали доказыванию те обстоятельства, которые бы бесспорно подтверждали факт получения Кауновой М.В. денежных средств за продажу Егоровой Л.В. салона красоты, принадлежащей Кауновой Е.И. и соответственно подтверждающей не формальное подписание договора, а заключение сделки со всеми гражданско-правовыми последствиями, то есть с переходом права собственности от Кауновой Е.И. к Егоровой Л.В.; хищение Кауновой М.В. денежных средств, полученных у Егоровой Л.В. от объекта недвижимого имущества, принадлежащего Кауновой Е.И., используя как способ хищения сообщение покупателю заведомо ложных сведений и злоупотребляя доверием потерпевшего.  Относительно возникновения правовых последствий    в результате подписания договора купли-продажи салона красоты «Медея» необходимо отметить, что  потерпевшая Егорова Л.В. могла преследовать лишь одну цель – возникновение у нее права собственности на данное нежилое помещение в результате совершения возмездной сделки, то есть в совокупности право владения, право пользования и право распоряжения этим помещением.  Егорова Л.В., подписывая  договор купли-продажи в простой письменной форме, не могла не осознавать  то обстоятельство, что право собственности у нее может возникнуть, как это предусмотрено гражданским законодательством, с момента государственной регистрации сделки и получения свидетельства о регистрации права. Таковое субъективное отношение Егоровой Л.В. к сделкам с недвижимым имуществом применимо также и к указанному Вами в Постановлении о привлечении Кауновой М.В. в качестве обвиняемого третьему лицу, которому, как Вы указываете, ранее было продано данное нежилое помещение, и данное обстоятельство Вами указывается как сообщение Кауновой М.В. заведомо ложных сведений. Таким образом считаю, что Ваши выводы относительно сообщения Кауновой М.В. заведомо ложных сведений при подписании договора купли-продажи несостоятельны, поскольку при заключении сделок с недвижимым имуществом, а в последствии при регистрации прав на недвижимое имущество, во внимание принимается ограниченный перечень сведений, получаемых не от продавца, или его представителя, а от компетентных органов в виде свидетельства о праве собственности продавца на указанное имущество, а также с органов, регистрирующих это право – сведения об отсутствии каких-либо обременений. Таким образом, если следствие считает, что Каунова М.В. получила у Егоровой Л.В. денежные средства за продаваемый салон красоты «Медея», принадлежащий Кауновой Е.И., то необходимо ответить на вопрос: Какие имеются препятствия для регистрации прав на недвижимое имущество у Егоровой Л.В.? Таких препятствий не имеется, поскольку у третьих лиц право собственности на спорный объект недвижимого имущество не возникло, Каунова М.В. с заявлением о регистрации сделки купли-продажи в интересах третьего лица в регистрирующие органы не обращалась, а следовательно намерений не выполнять условия возмездной сделки с Егоровой Л.В. не проявляла. Следствию надлежало также ответить на вопрос: Обращены ли Кауновой М.В. в личное пользование, то есть похищены ли ею денежные средства, полученные как указано в обвинении у Егоровой Л.В., тогда как она действовала в интересах Кауновой Е.И.? Каков статус Кауновой Е.И. по отношению к обвиняемой Кауновой М.В. при условии, что  последняя, согласно Вашим выводам, получила денежные средства у Егоровой Л.В., действуя в интересах своей матери; создала все условия для законных требований со стороны Егоровой Л.В. о регистрации права собственности – то есть перехода имущества от Кауновой Е.И. к Егоровой Л.В., тогда как, согласно Вашим утверждениям, моя подзащитная обратила полученные денежные средства в сумме 5000000 рублей в личное пользование?

Определяя состав данного преступления, необходимо доказать совокупность объективных и субъективных признаков, закреплённых в уголовном законе, которые  определяют общественно опасное деяние как преступление. То есть, совокупность объективных и субъективных признаков должны определить преступность действий Кауновой М.В. По смыслу закона мошенничество, как одна из форм хищения предполагает незаконное безвозмездное обращение с корыстной целью чужого имущества в свою собственность. Из постановления о привлечении Кауновой М.В. в качестве обвиняемого не усматривается, каким образом следствие при наличии договора купли-продажи недвижимого имущества между Кауновой Е.И. в лице Кауновой М.В. в качестве продавца, и Егоровой Л.В. в качестве покупателя, приходит к выводу о том, что денежные средства в сумме 5000000 рублей, принадлежащие Егоровой Л.В., были получены Кауновой М.В. и безвозмездно обращены в ее собственность. Объективная сторона мошенничества выражается в действиях — хищении чужого имущества и приобретении права на чужое имущество и способе такого хищения и приобретения — обмане или злоупотреблении доверием. В обоих случаях лицо, а именно Егорова Л.В. не осознает того, что незаконно лишается имущества. Из смысла предъявленного обвинения следует, что доказаны во-первых, наличие волеизъявления Кауновой Е.И. в гражданско-правовом смысле, в чьих интересах действовала Каунова М.В.; во-вторых, получение Кауновой М.В. указанной суммы денег у Егоровой  Л.В., и соответственно их хищение и использование в личных целях. Считаю, что указанные обстоятельства не нашли своего подтверждения, а следствием сделан неправильный вывод о наличии вины Кауновой М.В. в инкриминированном ей деянии. Наличие договора купли-продажи спорного объекта недвижимого имущества между Кауновой Е.И. в лице ее представителя Кауновой М.В. с одной стороны и третьим лицом (в данном случае с Козырем А.В.) с другой стороны, как указано выше, не может быть признано «продажей» в гражданско-правовом понимании, и вопреки доводам следствия не влечет за собой каких-либо юридически значимых последствий, и соответственно ограничений для регистрации прав Егоровой Л.В. на указанный объект недвижимого имущества в установленном законом порядке, в том числе и в судебном порядке. Сведений о том, что Егорова Л.В. обращалась с требованием к Кауновой Е.И., либо Кауновой М.В. о необходимости явки в компетентные органы для регистрации сделки с недвижимым имуществом, не представлено. В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого Вами указано также на то, что Каунова М.В. сообщила Егоровой Л.В. заведомо ложные сведения относительно принадлежности объекта недвижимости. Данный вывод необоснованный, поскольку на момент подписания Кауновой М.В. договора купли продажи недвижимости с Егоровой Л.В. собственником данного имущества  являлась Каунова Е.И., и каких-либо иных относимых доказательств, подтверждающих принадлежность данного имущества третьему лицу на момент подписания договора купли-продажи 08.11.2010 года следствием не представлено.

Допрошенная в качестве подозреваемого Каунова М.В. пояснила, что ею были подписаны два договора купли-продажи: помещения салона красоты, принадлежащей Кауновой Е.И. и квартиры, принадлежащей Кауновой М.В. Следствием не дана надлежащая оценка указанным обстоятельствам, тогда как само по себе подписание двух договоров купли-продажи без надлежащей подготовки к сделке обеих сторон- освобождение нежилого помещения от оборудования салона красоты, увольнения работников и соответственно прекращения предпринимательской деятельности; снятие с регистрационного учета проживающих в «продаваемой» квартире лиц, в том числе малолетнего ребенка Кауновой М.В., получение всех необходимых документов об отсутствии обременений и задолженности на «продаваемые» объекты, а также то обстоятельство, что оба неравнозначных по площади и стоимости объекта сторонами «оценены» по 5000000 рублей, но в течение длительного времени не предпринимали попыток регистрации прав, подтверждает доводы Кауновой М.В. хотя бы в той части, что  что Егорова Л.В.  с Егоровым В.В. не могли быть введены в заблуждение Кауновой М.В. относительно ее намерений, а также то обстоятельство, что «покупатели» — мать и сын Егоровы объективно  не могли     быть введены в заблуждение, и тем более выплатить Кауновой М.В. в сумме 10000000 руб. за два «приобретаемых» ими объекта без надлежащей проверки возможности заключения и последующей регистрации двух сделок. Из материалов уголовного дела не усматривается, какие объективные причины не позволили Егоровым осознать последствия своих действий, подготовиться к заключению сделок с недвижимостью с получением всех необходимых документов. Таковых причин не существовало и существовать не могло.

Таким образом считаю, что в действиях  Кауновой Марины Васильевны отсутствует состав преступления, предусмотренного ст. 159 ч. 4 УК РФ.

В соответствии с изложенным, руководствуясь ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ,

П Р О Ш У:

Уголовное дело в отношении Кауновой Марины Васильевны, обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ст. 159 ч. 4 УК РФ прекратить.

Адвокат                                                                                С.А. Абгарян

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *